Борис Вишневский: «Петербургу не хватает внятной градостроительной политики»

   30 июня 2014, 09:57
Об итогах работы постоянной комиссии Заксобрания по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам, о проблемах строительного комплекса Петербурга рассказал заместитель председателя комиссии, депутат Борис Вишневский.

Вишневский-2.jpgЕлена Чиркова. Законодательное собрание пятого созыва завершило свою работу в этом парламентском году. За прошедшие десять месяцев депутаты разработали и приняли большое количество нормативных документов, регулирующих отношения в сфере градостроительства, планировки территорий и охраны культурных объектов. Об итогах работы и достижениях постоянной комиссии Заксобрания по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам, а также о проблемах строительного комплекса Петербурга нашей газете рассказал заместитель председателя комиссии, депутат Борис Вишневский.

 

- На прошлой неделе комиссия по городскому хозяйству подвела итоги своей деятельности за 10 месяцев. Насколько эффективной, по вашему мнению, оказалась работа, и чего принципиально нового удалось достичь?

- Я думаю, что год получился вполне продуктивным. Прежде всего, мы добились изменений в законе о зеленых насаждениях, и более 500 скверов и парков города были внесены в список территорий, которые будут защищены от любой застройки. Конечно, остались вещи, которые нас не вполне устраивают: мы хотели больше территорий включить в число зеленых насаждений общего пользования, но в каких-то ситуациях пришлось идти на компромисс. Тем не менее это большой шаг вперед, работа над этим документом велась практически целый год.

Другое наше достижение – закон о региональных нормативах градостроительного проектирования, который замыкает триаду документов, регулирующих градостроительную деятельность в Петербурге, и определяет, сколько и на какой территории должно быть объектов социальной инфраструктуры, парковочных мест, зеленых насаждений и так далее. Теперь все проекты планировки новых территорий должны в обязательном порядке соответствовать этим нормативам.

Еще один серьезный, на мой взгляд, шаг - это принятие закона, по которому создание новых намывных территорий в обязательном порядке будет согласовываться не только с исполнительной, но и с законодательной властью, поскольку в этом вопросе необходимо участие обеих ветвей власти и нельзя решать его в одностороннем порядке.

Я бы отметил также закон о перечне участков, которые подлежат экологическому обследованию, принятый на днях в новой редакции. С этим проектом мы работали более двух лет, было много споров по перечню территорий и их границам, но в конце концов сошлись на компромиссном варианте, при котором 16 участков будет обследовано, и по итогам обследования будет приниматься решение о создании новых ООПТ – особо охраняемых природных территорий, которых нам очень не хватает.

Ну и, наконец, я выделил бы новую редакцию закона о границах и режимах охранных зон объектов культурного наследия. Над этим документом тоже работали очень долго, редакция тоже получилась в чем-то компромиссной, не без недостатков, но это лучше чем то, что было.


- Комиссия по городскому хозяйству и градостроительству принимала активное участие в разработке поправок и изменений в закон о нормах градостроительного проектирования. В начале этого года закон был принят. Прошло полгода, и уже можно судить о том, многое ли поменялось в связи с принятием этих поправок?

- Конечно. Теперь новые проекты планировки могут утверждаться только с учетом РНГП. До этого они утверждались вообще без всяких нормативов. На самом деле мы запоздали с этим законом, и администрации города необходимо было внести его на рассмотрение парламента еще пару лет назад.

 

- За прошедший парламентский год вы подготовили большое количество обращений к губернатору. Вы ведете какую-то статистику, каким вопросам уделяется большее внимание, каким – меньшее?

- Обращения направлялись по всему спектру нашей работы, как от комиссии, так и лично от меня. Поскольку я отвечаю в комиссии за вопросы зеленых насаждений, правила землепользования и застройки и земельные вопросы, то я, естественно, направляю обращения по этим темам. Очень много жалоб на попытки вести «уплотнительную застройку», вырубая скверы и сокращая площадь парков.

Большое количество обращений касалось вопросов реновации хрущевок в квартале Ульянка, в Полюстрово, в Московском районе. На наш взгляд, эта программа реализуется из рук вон плохо, и под предлогом реновации идет  обычная «уплотнительная застройка».

Ко мне часто обращаются по вопросам разрушения или угрозы разрушения исторических зданий, незаконного строительства мансард, и, соответственно, множество запросов касается именно сохранения исторического центра.

 

- Кстати, об исторических объектах. В Петербурге огромное количество уникальных памятников истории и культуры, и в последние годы вопрос их сохранения встает все острее. Вместе с тем мы часто пишем о том, что те или иные компании начали реконструировать, иногда с демонтажом половины постройки, здания, имеющие историческую и культурную ценность. Получается, что в законах, охраняющих ОКН, есть много белых пятен, которые дают возможность компаниям обойти их требования?

- Нет, на самом деле охранное законодательство у нас вполне приличное. Но так происходит, потому что наши чиновники очень часто идут на нарушение закона, а многие экспертизы, которые проводятся по таким объектам, на мой взгляд, просто липовые. К тому же очень часто бездействуют правоохранительные органы и те органы, которые должны вести надзор за строительством. Потому и получается: все есть, и единственное, чего не хватает, так это исполнения существующих норм. Практически все обращения, которые я направляю на эту тему, говорят о нарушении тех или иных норм закона применительно к историческим зданиям.

 

- Недавно стало известно, что Смольный рассматривает возможность расторгнуть контракт на проведение обследования кварталов «Северная Коломна» и «Конюшенная» с компанией «Город». Как вы считаете, целесообразно ли это? И кто может заняться обследованием, если «Город» все-таки отстранят?

- Если бы! На Совете по развитию исторического центра я просил Совет дать рекомендацию Смольному расторгнуть договор с «Городом». Мы обсуждали этот вопрос с Анатолием Котовым, председателем Комитета по экономической политике и стратегическому планированию, было сказано, что работы весьма некачественные и к фирме масса претензий, но, если начнется процедура расторжения контракта, «Город»  может обратиться в суд, и тогда работа по обследованию встанет. Было принято решение, что у «Города» появятся субподрядчики, которые будут помогать ему в работе. Мне кажется, это абсолютно деструктивный путь. Я могу с ходу назвать три компании, которые могли бы грамотно и профессионально провести все необходимые обследования: архитектурно-строительный университет, ЛенжилНИИпроект и Государственное управление инвентаризации и оценки недвижимости. Все они имеют опыт подобной работы, но по каким-то причинам в конкурсе на проведение обследования проиграли «Городу».

 

- На последнем в этом парламентском году заседании члены комиссии рассмотрели и одобрили законопроект, вносящий изменения в порядок работы комиссии по землепользованию и застройке Санкт-Петербурга. Почему возникла необходимость в подобных корректировках?

- Необходимость крайне простая. Скажем, рассматривается строительство какого-то торгового комплекса, и застройщик хочет получить разрешение на отклонения от предельных параметров застройки. Комиссия видит, что для этого нет оснований, и выносит отказ. Через некоторое время этот же проект без каких-либо изменений выносится на рассмотрение комиссии еще раз, потом еще раз, и в результате такого «взятия измором» застройщик получает свое. Мы требуем, чтобы такие ситуации были исключены. Если принято решение об отказе в выдаче разрешения на отклонения от регламентов, то на протяжении определенного времени такие проекты запрещается повторно выносить на рассмотрение комиссии.

 

- Депутат Анохин выразил опасения, что некоторые пункты этого документа противоречат Градостроительному кодексу и могут привести к коррупции. Как вы считаете, насколько обоснованны такие опасения?

- Наоборот, это антикоррупционная норма. На мой взгляд, к коррупции приводит ровно противоположное, когда раз за разом пытаются внести проект разрешения на «отклонения», надеясь на то, что рано или поздно комиссия за него проголосует.

 

- Как вы считаете, чего сегодня не хватает строительному комплексу Петербурга?

- Я думаю, что единственное, чего ему не хватает, - это внятной градостроительной политики. Администрация ждет, пока застройщики придут к ней с теми или иными планами, и практически не занимается разработкой проектов планировки. По заказу городского правительства утверждается только два-три проекта планировки за год, остальное – результат работы строительных компаний. Кроме того, не хватает прокурорского надзора и равного положения всех участников строительного рынка. Не хватает, на мой взгляд, и привлечения малого и среднего бизнеса к городским заказам в сфере строительства.

 

- Борис Лазаревич, у вас техническое образование, научная степень и большое количество научных трудов. Как получилось, что вы стали заниматься политикой и, в особенности вопросами градостроительства?

- Это был длинный процесс. До 90-го года я занимался вопросами управления и обработки информации, но с 1990 года я занимаюсь политикой. В прежние годы я больше занимался вопросами управления городом, финансовой и бюджетной политикой. Когда мы работали с Михаилом Амосовым, который возглавлял в ЗакСе комиссию по городскому хозяйству, я начал заниматься градостроительными вопросами. С 2006 года, когда началась борьба против башни «Охта-центра», стал заниматься вопросами сохранения исторического центра. В результате, когда я пришел в Законодательное собрание, то стало ясно, что оптимальной, исходя из сферы моих интересов, является работа в комиссии по городскому хозяйству.

 

- Но вы наверняка следите за современными достижениями в сфере естественных наук?

- Последние лет двадцать в сфере моих научных интересов в основном политология, поскольку я профессор РГПУ им. Герцена и читаю лекции по этой дисциплине. Поэтому за математическими открытиями я слежу не особо активно, несколько от этого отошел. Однако слежу за открытиями в области физики и астрономии.

 

- Есть ли у вас хобби? Чем предпочитаете заниматься в свободное время?

- В свободное от работы время я стараюсь или провести время с младшим сыном, или читаю фантастику. Я большой ее любитель, советскую и российскую фантастику знаю неплохо. Когда удается, хожу на бардовские концерты.

 

- А интерес к фантастике возник благодаря дружбе с Борисом Стругацким или раньше?

- Напротив, дружба с Борисом Натановичем возникла благодаря интересу к фантастике. Я вырос на книгах Аркадия и Бориса Стругацких, и в 1992 году мне удалось познакомиться с Борисом Натановичем. Тогда началась наша дружба, которая протянулась почти двадцать лет, до его кончины.

 

- Есть у вас любимое произведение?

- Самое любимое – «Трудно быть богом», естественно. Потом – «Обитаемый остров», который сегодня невероятно актуален. 

Увидели ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
 
Поделиться:  
Все новости