Василий Кострица: «Иногда приходится принимать решения, которые не всех устраивают»

   02 июня 2014, 10:57
О преимуществе комплексного подхода в бизнесе, инфраструктурных проектах рассказал заместитель генерального директора «Группы ЛСР» Василий Кострица.

IMG_3623.jpgЕлена Кипелова. Три года назад «Группа ЛСР» объединила производство щебня, песка и бетона в одно подразделение «ЛСР. Базовые материалы – Северо-Запад». О преимуществе комплексного подхода в бизнесе, инфраструктурных проектах и многом другом газете «Кто строит в Петербурге» рассказал его управляющий, заместитель генерального директора «Группы ЛСР» Василий Кострица.

 

- В «ЛСР. Базовые» входит несколько направлений. Расскажите, почему было принято решение об объединении разных производств в единый комплекс?

- Решение объединить не разные, а взаимодополняющие направления было принято в рамках единой оптимизации структуры управления и бизнес-процессов «Группы ЛСР», чтобы создать новые возможности для развития бизнеса, получить дополнительный эффект от масштаба и, как следствие, снизить издержки. Именно поэтому базовые активы Группы - щебень, песок и бетон - были интегрированы в одно подразделение. Согласитесь, большинство покупателей, например, щебня и песка, - одни и те же компании. Эти же сырьевые материалы являются компонентами для производства бетона. Недавно мы включили в общую коммерческую структуру и цемент нашего завода в Сланцах, что соединило вертикально-интегрированную сырьевую цепочку.

 

- И в чем преимущества такого ведения бизнеса?

- Основное преимущество - в его комплексности и удобстве для клиентов. Мы видим картину целиком. Это помогает нам балансировать на рынке и в зависимости от ситуации смещать центр тяжести в одну из сторон. Мы управляем всеми ресурсами, быстро реагируем на запросы рынка, обеспечиваем надежную поставку строителям качественных материалов в необходимых объемах.

У нас выстроена эффективная работа по принципу «одного окна». Каждой стройке нужны базовые материалы, а когда их можно получить в одном месте, не бегая по рынку в поисках поставщика, это заметно облегчает работу, приносит гораздо более ощутимые результаты.

Также очевидно, что если компания сама производит и поставляет сырье, делает из него конечный продукт – бетон, еще и потом строит из этих материалов, то у нее все под контролем. И потребности клиентов она понимает лучше. Никто в городе, возможно, даже в России, не может обеспечить непрерывного контроля за всем циклом. Мы можем.

 

- Насколько остро встает проблема контроля качества на строительном рынке?

- Довольно остро. В идеальной модели ни одна стройка не должна принимать бетон без сертификата качества. Если подрядчик или заказчик грамотный и менеджмент ведет по правилам, то первое, что он сделает – проверит наличие всех сертификатов на продукцию. На деле же люди на стройплощадке, принимающие бетон, могут взять совершенно любой продукт, а потом приложить к нему любой документ и лицензию. Определенно нужен контроль за строительством со стороны властей и профессиональных объединений.

Внутри компании мы установили жесткие стандарты оценки качества, без поблажек, приняв решение работать только на собственных материалах. Этот подход себя оправдывает. А когда ты взял сырье где-то подешевле, здесь по знакомству, а там оно бесплатно досталось, то на выходе получается, мягко говоря, не бетон, а пародия.

 

- Видимо, это происходит потому, что рынок бетона в Петербурге высококонкурентный? Как вам работается на нем?

- Да, конкуренция очень высока. Игроков на рынке столько, что их производственные мощности в разы превосходят потребности рынка.

Мы – крупнейший производитель бетона в городе, впрочем, как и поставщик нерудных материалов. Многих это волнует, и они зачастую ведут себя крайне эмоционально: прогнозируют резкое повышение цен, раздувают несуществующие проблемы, ищут разные способы для выживания. Но конкуренция - это естественный и нормальный рыночный процесс.

Мы концентрируемся на повышении эффективности своего бизнеса и создании максимально комфортных условий для наших партнеров. Именно это обеспечивает нам высокую конкурентоспособность. Мы понимаем, что покупатель будет работать с тем, у кого четко выстроен процесс продаж, кто может обеспечить качественную поставку в полном объеме, в срок, по звонку. Поэтому мы очень серьезно работаем и развиваемся в этом направлении. Если раньше наше бетонное предприятие, «сорокапятка», как его называют, включало в себя четыре завода, то теперь их семь. Фактически наша сеть охватывает все районы города. Таким образом, мы доставляем бетон на стройку из любой точки города за 45 минут, то есть за то время, пока продукт сохраняет свое высокое качество.

 

- Кто-то пытается повторить ваш опыт?

- В мировой практике бетонным бизнесом занимаются либо цементники, либо те, кто добывают нерудные материалы, используя его как канал сбыта. Именно поэтому нужно отталкиваться от сырьевой базы. У нас сырье собственное. Нам легко. Но если бетонщик, стремясь повысить маржинальность, пытается выстраивать базу с нуля, повысить маржинальность, то это огромные риски неокупаемости. К слову, новый щебеночный завод начинает окупаться через двенадцать-четырнадцать лет. Раньше, чем пройдет четверть этого срока, на поддержание его работоспособности потребуются огромные оборотные средства. А развитие инфраструктуры? При наличии крупных игроков на рынке это утопия.

 

- Вы сказали, что начали курировать еще и цемент. Какие коррективы это внесло?

- Курируя направление нерудных материалов, бетонное производство и цементный завод, я смотрю на развитие бизнеса в целом. И все управленческие решения, которые принимаю, направлены на достижения эффекта синергии. В чем это выражается? Например, из-за ситуации на цементном рынке задачи нашего бетонного направления трансформировались. Нужно повышать объемы. Если раньше мы практически половину произведенного цемента отгружали вагонами в Москву, где рынок более емкий, то в этом году мы решили остановить отгрузку в столицу. Причина проста: тарифы на провоз грузов по железной дороге достаточно высокие и продолжают расти. Около тысячи рублей с каждой тонны цемента отдавалось на развитие железной дороги. Оставив цемент в регионе, мы не только смогли сэкономить на доставке, но и усилили свои позиции.

 

- Как это выразилось в натуральных показателях?

- Цемент бьет все рекорды: за первый квартал – 64 процента прироста по отношению к январю-марту 2013 года.

Идет рост и по другим направлениям. Гранитного щебня в прошлом году мы отгрузили 7 миллионов кубов. Это на 12 процентов больше, чем в 2012 году. А результаты за первый квартал этого года на 35 процентов превзошли прошлогодние. Реализация товарного бетона также растет. За 2013 год мы поставили строителям Санкт-Петербурга более 1 млн кубов бетона. Это около 17 процентов от всего объема потребления в городе и его окрестностях.

Не скромно, но факт: у нас самая большая ресурсная база песка и собственный грузовой флот. За первые три месяца 2014 года мы отгрузили 1,2 миллиона кубометров песка.

 

- Василий Максимович, с такими объемами вам хватает крупных инфраструктурных проектов?

- Сейчас мы поставляем материалы на многие строительные и инфраструктурные проекты: Западный скоростной диаметр, для возведения многофункционального морского перегрузочного комплекса на южном побережье Финского залива, несколько крупных проектов комплексного освоения городских территорий. В прошлом году мы поставляли гранитный щебень на строительство линии электропередач Каменногорск - Сосново, на реконструкцию трассы М1. Словом, есть где развернуться. Но если в целом оценивать ситуацию, то по сравнению с предыдущими годами стратегически важных проектов существенно меньше. Например, трасса «Сортавала» - один из крупных объектов. Мы поставляем туда материалы, но это не является серьезным драйвером нашего бизнеса. Сейчас с придыханием все ждут, как решится вопрос со второй кольцевой дорогой. Потому что крупные строительные проекты дают всплеск потребления качественных, правильных материалов и обеспечивают занятость многим компаниям.

 

- Позиция лидера, наверно, накладывает большую ответственность на вас?

- Ответственность действительно огромная. Иногда приходится принимать неудобные для кого-то решения. Мы это осознаем и ответственно относимся к ним. Но подобные решения необходимы, чтобы в нормальном режиме решать стратегические задачи, которые мы ставим перед собой.

 

- Скажите, есть ли у вас планы по развитию вашего направления? Планируете ли увеличивать ресурсную базу?

 - Развитие - это вопрос каждодневный, он никуда не уходит. В планах - увеличение производства цемента, тем более что в регионе есть реальная потребность в высокомарочном продукте. Он традиционно импортируется или привозится из соседних регионов. Эту ситуацию мы начинаем менять. Конечно, это повлечет за собой наращивание объемов производства бетона.

Что касается ресурсной базы. Ее нужно постоянно контролировать. Если по щебню она у нас сформирована и там нет ежегодного пополнения, то по песку ресурсы отрабатываются гораздо быстрее. Поэтому мы каждый год выходим на аукционы и конкурсы и стараемся ее пополнять.

Сейчас нас зовут в Карелию, разрабатывать гранитные месторождения, но нам пока хватает работы здесь.

 

- Кстати, о Карелии. Тарифы грузоперевозок по железной дороге поднялись с 30 до 100 процентов, и есть риск, что карельские производители щебня могут обанкротиться. Как вы считаете, насколько это реально?

- Так и будет. Эта ведь история с бородой. Она началась, когда приступили к строительству скоростного движения и закрыли главный ход для грузовых поездов из Петербурга в Москву. Тогда, вопреки правилам построения тарифов, по которым расчет должен производиться по кратчайшему расстоянию, железнодорожники решили считать по схеме «как едем, так и платим». Наша компания активно выступала против такой политики.

Сейчас ситуация повторяется. Раньше это касалось исключительно московских станций. Сегодня из-за сокращения финансирования РЖД они начали по этому же принципу считать тарифы и для наших станций. К чему это в результате приведет? Либо 300 рублей сверху производитель должен взять на себя, либо повесить на потребителя, либо поделить пополам. В какую сторону этот механизм вырулит – непонятно. Щебень и так, с учетом доставки из Карелии, стоит дорого.

 

- Вы депутат областного Заксобрания. Какие вопросы вы сейчас решаете? Есть ли темы, которые вас особенно беспокоят?

- В Ленобласти многое сделано за последнее время. Особенно в вопросе повышения ее экономического развития, инвестиционной привлекательности. Но серьезные проблемы остаются. Одна из основных, которая требует решения и которой я сейчас занимаюсь, - это закон о недрах. Она останется актуальной до тех пор, пока не будут найдены точки соприкосновения с комитетом природных ресурсов. В чем тут суть проблемы? На многие ресурсные отрасли очень низкие барьеры входа, среди которых, к примеру, песок. Нельзя просто так приходить, получать кусок земли, организовывать себе лицензию недропользователя и работать без обязательств. К решению надо подходить системно. Поэтому мы закон отклонили, будем перерабатывать.

Я считаю, его действительно нельзя принимать. И в этом случае я защищаю не интересы своего бизнеса, а экологию Ленинградской области. Вырубаются леса, а это легкие региона. Кроме того, если работают непрофессионалы, то после них остаются голые пятна. Они не занимаются рекультивацией земель.

 

- Чем вы занимаетесь в свободное время? Есть ли у вас хобби?

- Есть у меня одно хобби, но на него не хватает времени. Я люблю спортивные автомобили. Как-то случайно попал на их тест-драйв. Очень понравилось. И я приобрел себе спорткар. Для меня это не мода, это, скорее, способ отдохнуть. Когда удается погонять на машине, еду на специальный полигон в черте города, чтобы порцию адреналина получить.

 

- В этом году вы справили свой 50-летний юбилей. За эти годы вы достигли больших вершин в бизнесе и общественной деятельности. Можно ли сказать, что это тщательно спланированный результат?

- Возможно, вы удивитесь, но в обычной жизни я не люблю планировать. Я прочел много трудов по психологии и усвоил простую истину: планы могут не состояться, тогда человека постигнет разочарование. В бизнесе нужно смотреть вперед, просчитывать возможные варианты развития событий, быстро реагировать на изменения ситуации. Но очень важно - какие люди и обстоятельства нас окружают.

Мне не стыдно оглянуться назад. Хотя временами было трудно. Многие каноны в выстраивании бизнеса приходилось переворачивать с ног на голову и доказывать эффективность этого. Теперь все думают, что так и надо.


Увидели ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
 
Поделиться:  
Все новости