Михаил Бизяев: Организация собственного бетонного производства – это самоубийство

   11 марта 2014, 12:24
Экспертное сообщество сегодня оценивает рынок товарного бетона весьма критично.

Бизяев.jpgЛидия Нижегородова. Экспертное сообщество сегодня оценивает рынок товарного бетона весьма критично. Конкуренция, которая есть в этой отрасли в данный момент, не просто большая, она нездоровая: с завидным постоянством на рынок выходят новые производители, застройщики, чтобы обеспечить собственные объекты строительным материалом, запускают собственные бетонные узлы.


Кроме того, остаются еще и крупные производители бетона, которые просто не могут сбыть производимую ими продукцию и компенсировать хотя бы ее себестоимость.

В самом ли деле бетонное производство сегодня находится в таком подвешенном состоянии и   чего стоит ожидать в ближайшее время, рассказывает заместитель генерального директора ЗАО «Проммонолит» Михаил Бизяев.

 

- Сегодня эксперты говорят о некотором кризисе на рынке товарного бетона. Все на самом деле так плохо?

- Проблема действительно достаточно серьезная. Дело в том, что в 2006 году пять крупнейших игроков на рынке производили порядка 68-70% от всего потребляемого в Петербурге бетона. Сегодня, по нашей статистике, те же пять крупнейших по объему производства компаний имеют долю на рынке чуть менее 45%. Такое падение произошло из-за размещения новых производственных узлов, которых в последние годы появилось просто огромное количество.

 

- Но, если ситуация на рынке не самая удачная для размещения новых производств, почему они появляются?

- Я считаю, что организация собственного бетонного производства для любой компании – строительная она или нет – это самоубийство. Сегодня многие строительные компании начинают сами производить бетон. Понятно, что у каждой из них свои интересы. Кто-то озадачивается исполнением гарантий поставок, кто-то – скоростью, кого-то не вполне удовлетворяет качество. Строителей можно понять, потому что при той ситуации, которая сейчас творится на рынке, риски получить бетон низкого качества и, соответственно, проблемные конструкции очень высоки. И я не говорю о таких факторах, как занижение класса бетона, когда по документам отгружается 25-й класс, а потребитель получает 20-й или еще ниже.

 

- Неужели это никак не контролируется?

- Все это происходит скрыто, никто об этом не говорит, потому что один раз мы «наелись» аммиаком, и теперь подобные факты тщательно скрываются.

Я начинал работать еще в советские времена. У нас все, что связано с СССР, принято ругать, а я отношусь к редкому типу людей, которые в системе социалистического планирования находят много преимуществ. В то время вы не никогда не смогли бы поставить бетонный узел, или кирпичный завод, или другое производство, если бы не прошли определенные фазы разрешений и согласований – так называемое плановое развитие ресурсной базы, и все проходило под жестким контролем государства.

 

- Получается, строители, чтобы обезопасить себя, становятся еще и производителями?

- Строительные компании, которые имеют собственное производство, избавлены от всяческих рисков на конечной стадии строительства, потому что они сами несут полную ответственность за качество используемых материалов и качество готовых конструкций.

 

- Хорошо, с этим понятно. Но в чем привлекательность организации нового узла? Можно это объяснить тем, что бизнес очень прибыльный?

- Однозначного ответа на этот вопрос нет. Если посмотреть со стороны, то, скорее всего, сторонние инвесторы слабо понимают, что это за бизнес: кажется, что это легко, а когда они сталкиваются с проблемами, отступать уже бывает поздно – деньги вложены, производство запущено. Они также могут не знать рынка. В противном случае было бы понятно, что при таком переизбытке, какой есть сегодня, проще купить продукт у другого производителя, чем запускать свой узел.

А цены на бетон сегодня так и остались на уровне 2006 года. Посчитайте, как изменились цены на метро и другие продукты – все подорожало. А цены на бетон, к сожалению, за эти 8 лет остались неизменны. Но если говорить об основном сырье, то цемент подорожал более чем в три раза, щебень и песок – тоже. Получается, потоки наличности от продажи бетона могут не перекрывать затраты на его производство.

 

- Выходит какая-то нелепая ситуация. Кто-то ведь должен контролировать развитие производственной базы строительных материалов?

- Лет пять назад, когда еще только обсуждался закон о саморегулируемых организациях, мы со Львом Капланом пытались понять, кто в Петербурге отвечает за развитие базы стройиндустрии на уровне государства или исполнительных органов. Оказалось, что никто. Если строительство регулирует профильный комитет, то все, что касается базы стройиндустрии, на которой трудится порядка 250 тысяч человек, – все это находится в свободном плавании.

Кроме того, сегодня полный паралич и у системы технического регулирования, а ведь бетон, в отличие от других строительных материалов, имеет разные физические фазы, и качество смеси не является залогом качества конструкции.

 

- В ходе круглого стола, посвященного проблемам бетонного производства, спикеры шутили: «Если в Европе увидят, сколько у нас сегодня узлов, у них глаза на лоб полезут». Там ситуация сильно отличается от нашей?

- У наших соседей, как ближних, так и дальних, такой вакханалии нет. Там такого просто не может возникнуть, потому что власти не дадут. Кроме того, во всем мире производство бетона рассматривается как возможность утилизировать отходы.

 

- То есть?

- Бетонная, равно как и цементная промышленность – это мощнейший утилизатор отходов. Проблема в том, что невосполнимые ресурсы постепенно уничтожаются, а утилизировать производственные отходы так, как это делают в развитых страха мира, полностью не получается, так как нет соответствующей нормативной базы. Плюс ко всему в России большинство компаний, производящих бетон, используют высокомарочный, без добавок, а это наносит большой ущерб окружающей среде. В мире тенденции другие: производители стремятся перейти на низкомарочные цементы с большим количеством добавок, чтобы сделать производство более экологичным.

 

- Скажите, а как «Проммонолит» справляется с постоянно растущей конкуренцией? Повлияла ли ситуация на темпы производства?

- Конечно, повлияла. Мы ведь такие же участники рынка, и все изменения и проблемы сказываются на нас.

Мы стараемся максимально минимизировать все возникающие проблемы, потому что наша инфраструктура сложилась 20 лет назад, и ее ведь просто так не распустишь.

 

- Если в ближайшее время ничего не изменится, чего стоит ожидать игрокам рынка?

- Тут проблему можно рассматривать с двух сторон. С технической точки зрения при нынешней ситуации на рынке мы можем в результате поиметь серьезные проблемы с долговечностью и прочностью зданий и сооружений. А с точки зрения экономической, такая конкуренция может привести к банкротству многих компаний, ведь если новые производства продолжат появляться, будут расти убытки, и их просто невозможно будет компенсировать.

 

 

Увидели ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
 
Поделиться:  
Все новости