Геннадий Соколов: «Любое творчество — процесс конкурентный»

   10 февраля 2014, 13:18
В четверг, 13 февраля, в Петербургском Доме архитектора открывается первый в нашем городе фестиваль градостроительных идей и концепций «Петербургские перспективы».  О новом проекте нам рассказал Геннадий Соколов, глава архитектурной студии...

Соколов.jpgЕвгений Иванов. В пятницу 13 февраля в Петербургском Доме архитектора на Большой Морской открывается первый в нашем городе фестиваль градостроительных идей и концепций «Петербургские перспективы». Его организуют Союз архитекторов, Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга и архитектурный журнал «Капитель». О новом проекте нам рассказал Геннадий Соколов, глава архитектурной студии, член правления Санкт-Петербургского союза архитекторов, председатель PR-комиссии CРО НП ГАИП и учредитель журнал «Капитель».


– Градостроительный фестиваль называется «Петербургские перспективы». Какие перспективы ждут наш город применительно к архитектуре?

 – Приходите на выставку проектов участников фестиваля и увидите все своими глазами. Описать это словами в рамках одной газетной страницы невозможно. Могу сказать одно: с 13 по 28 февраля в Доме архитектора будет интересно. Среди участников фестиваля - архитектурные мастерские «Грандтерьер-Атриум», «К-7», «Союз 55», «Студия 44», ПКФ «Ретро», персональные мастерские Сергея Бобылева, Валентина Гаврилова, Евгения Герасимова, Владимира Григорьева, Игоря Паньковского, Олега Романова, Владимира Цехомского, Александра Шендеровича, Ильи Юсупова, «Архстудия» вашего покорного слуги...


– Какие проекты, по вашему мнению, могут вызвать наибольший резонанс и заслуживают особого внимания?

– Не могу говорить о проектах участников – моих коллег по цеху, это будет не очень правильно с точки зрения профессиональной этики. А вот о проекте нашей мастерской могу рассказать более подробно. Мы показываем группу намывных островов в акватории Финского залива. Представляемая концепция – это только эскиз в самых общих чертах.

 

- Вы не первый, кто хочет взяться за намывы…

- Тема эта, безусловно, не нова, к ней обращались многие мои коллеги, и она открыта для всего архитектурного сообщества и широкой общественности.

Конечно, Петербург нуждается в развития на новых близких территориях. И реализуемые сегодня проекты предусматривают создание новых земель по принципу приращивания намывных территорий к материковым. Мне больше нравится идея кольцевого намыва островов различного функционального назначения. На новые острова, например, могут переехать из центра города структуры власти и бизнеса. В нашей концепции самый большой из намывных островов условно называется «Силиконовый» и предназначен для размещения современных экологически чистых производств - отчасти решается и задача реновации, а то и переноса огромных промышленных конгломератов, находящихся зачастую либо в центре, либо совсем рядом с ним. Предприятия располагаются в этом случае относительно близко от жилья потенциальных работников, которое можно построить на соседних островах.

 

- А как быть с транспортной доступностью?

- Надо полагать, что в недалеком будущем появятся принципиально новые для нашего города виды транспорта. Вспомните, совсем недавно обсуждалась тема развития сети высокоскоростного сообщения — до 400 км в час в черте города. В ближайшей перспективе - воздушные и водные перевозки, а это тема как раз для островных территорий. И уже сегодня необходимо предусматривать места для соответствующей инфраструктуры.

Важно заметить, что сохраняется привычная структура открытых морских пространств, уникальная береговая линия.

 

– Так что, получается, сегодняшний фестиваль – это фестиваль воздушных замков?

– А почему бы и нет? Это ведь не заказной конкурс. Мы сознательно не выдвигали особых требований к участникам фестиваля. Ни по возрасту, ни по составу мастерских, ни по количеству выполненных прежде работ. Важно, чтобы проектный коллектив или самостоятельный мастер имели квалификацию архитектора, а сама идея имела масштаб не локальный, а именно градостроительный.

Что касается насчет воздушных замков... Эйфелева башня или башня Газпрома тоже были для своего времени и места не совсем обычными. Слава богу, первая построена, а вторая нет, но суть в том, что все идеи имеют право быть высказанными. Те, которые созвучны времени, получают возможность быть воплощенными в камне.

 

– Все знают свежие примеры таких воплощенных в камне идей: Монблан, вторая сцена Мариинского театра, упомянутая вами башня...

 – Да, список у всех на слуху. И каждый может его самостоятельно дополнить в меру своего понимания архитектуры. У нас ведь, как известно, в футболе и в архитектуре знают толк все поголовно. Вот недавно один из моих коллег добавил к списку градостроительных ошибок сделанный нашей мастерской бизнес-центр на углу Малого проспекта и 9-й линии. Это его личное мнение. Лично я считаю ошибкой его мнение. И так далее...

Ни один создатель не хотел и никогда не захочет совершить ошибку. Скорее всего, не увидел, недодумал, не просчитал. А те, кто разрешал строить на данном месте по данному проекту, тоже недосмотрели, не подумали, не устояли... Это потом все увидели, что Владимирский пассаж совсем не то, что должно бы было стоять в конце проспекта.

Наверное, кто-то увидит ошибки и среди фестивальных проектов. Но фестиваль на то и фестиваль, чтобы стать площадкой для открытого обсуждения открыто представленных идей и концепций. В Доме архитектора будут круглые столы, дискуссии не только на профессиональном уровне. Давайте обсуждать и ошибки тоже.

 

– Обсуждали. И не один раз. Все обсуждения похожи на разговоры «в пользу бедных». Взаимоотношения в обществе вокруг архитектуры и сама архитектура фактически находятся на огромном расстоянии друг от друга.

– Если вы о градозащитниках, то на самом деле четко видно, когда они заботятся об общем благе, а когда занимаются собственным пиаром или продвижением интересов конкурирующей структуры. По моим наблюдениям, соотношение здесь 50 на 50.

Если вы о творческой элите, то и верхушкам так называемых творческих элит тоже доверять полностью нельзя. В этом смысле трудно не согласиться с Александром Сокуровым, который говорит о кооперации верхушки творческих элит с властью с целью не допустить к распределению заказов «посторонних». Заметим, что это особенно характерно для Москвы и Петербурга, где есть узкий круг архитекторов и кинематографистов, допущенных к «бюджетному пирогу».

Мы провели анализ тендеров петербургского Комитета по строительству за 2012 и часть 2013 года. Тендеры с завидным постоянством выигрывали, за редким исключением, одни и те же компании. Мало того, что гарантированная работа, таким образом, достается узкому «ближнему кругу», так еще и тормозится само творчество, ибо любое творчество — процесс конкурентный. Особенно архитектурное творчество и особенно в Петербурге. А у нас получается, что кому-то дают проектировать даже с нарушениями и строить там, где никому нельзя по определению.


 – А как же Градсовет? Он часто отклоняет проекты, и не только провальные, но и просто посредственные.

 – Действующий Градостроительный кодекс не требует обязательного согласования проекта Градостроительным советом и главным архитектором. Основополагающий документ — это Градплан, в котором прописаны все определяющие параметры. Таким образом, из официального процесса согласования исключается субъективизм. Однако остается общественное обсуждение достоинств и недостатков того или иного значимого проекта. Так вот, лично мне представляется странным, что проекты из года в год оценивают руководители конкурирующих организаций.

Если Градсовету придать действительно судейские функции, то его организация должна быть другой — по принципу суда присяжных. На каждое заседание жребием выбираются люди из заранее определенного в соответствии с законной процедурой расширенного списка, которые заслушивают доклад автора, мнения рецензента и оппонента и выносят вердикт. Рецензент и оппонент, естественно, должны быть профессионалами, желательно действующими архитекторами, а вот в расширенном списке могут быть и ученые, и историки, и пишущая братия — люди, не участвующие в конкурентной борьбе и не связанные с властными структурами.

Пока же ни функции Градсовета, ни его состав мне не представляются идеальными. Ситуацию должен в корне изменить новый Градостроительный кодекс, но его разработка и согласование затягиваются до неприличия.

 

– Тем не менее, город строится и строит, а архитекторы проектируют. Про одну из своих концепций «на перспективу» вы рассказали, а что из того, что уже построено по вашим проектам, вы считаете наиболее удачными в плане уместности и эстетики городской среды?

 – Храмы. Они, несомненно, всегда украшают любой район города и любое поселение. По нашим проектам построены жилой комплекс с храмом Рождества Христова севернее улицы Новоселов, церковь Рождества Христова на улице Коллонтай, храм Серафима Вырицкого на Ярослава Гашека, церковь Благовещения в Никандровой пустыни под Псковом. Начата реализация проекта храма Игнатия Богоносца в Выборге.

Из «светских» построек отметил бы особо бизнес-центр «Соверен» на 9-й линии, жилой комплекс «Буржуа» на Профессора Попова. Сейчас воплощается в жизнь наш совместный с замечательным архитектором и моим давним другом Михаилом Мамошиным проект — административное здание на набережной Фонтанки. А совместно с мастерской Рафаэла Даянова выполнен проект комплексной реконструкции бывшего банка на Невском, дом 1. 

Увидели ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
 
Поделиться:  
Все новости