Василий Кострица: «Любая проблема решаема – нужно лишь время»

   16 марта 2015, 10:25
Обесценивание национальной валюты и политические санкции привели к росту цен на импортную строительную технику и основные материалы. Минстрой в свете этого даже пересмотрел показатель максимальной стоимости 1 кв. м для соцпрограмм, увеличив его с 30 до 35 тыс. рублей. О том, действительно ли это обстоятельство способно повлиять на стройиндустрию и какие еще проблемы испытывает рынок, нам рассказал заместитель генерального директора «Группы ЛСР» Василий Кострица.
IMG_9772.jpg

Наталья Бурковская. Обесценивание национальной валюты и политические санкции привели к росту цен на импортную строительную технику и основные материалы. Минстрой в свете этого даже пересмотрел показатель максимальной стоимости 1 кв. м для соцпрограмм, увеличив его с 30 до 35 тыс. рублей. О том, действительно ли это обстоятельство способно повлиять на стройиндустрию и какие еще проблемы испытывает рынок, нам рассказал заместитель генерального директора «Группы ЛСР» Василий Кострица. 


- Как Вы можете оценить нынешнюю ситуацию на строительном рынке России и Северо-Западного региона? И в сегменте стройматериалов в частности?

- Рынок стройиндустрии, как и вся страна, живет в ожидании кризиса. Уже можно наблюдать первые изменения и в экономике, и в настроениях. Хотя стоит помнить, что строительный рынок инерционный, он хотя и связан напрямую с общим состоянием экономики, но при этом значительно отстает в падении.

Сегодня активно продолжается строительство объектов, начатых в предыдущие годы. Инвесторы не могут забросить стройки, в которые вложены масса средств и сил, так как убытки будут колоссальными. Нельзя в одночасье свернуть крупные объекты инфраструктуры и стройки по госзаказу. Невозможно также прекратить строительство, которое ведется на деньги дольщиков. А вот объекты комплексного освоения территорий в скором времени начнут если не приостанавливаться, то значительно сокращаться. В жилищном строительстве в нулевой цикл смогут вкладываться только крупные застройщики, а остальные будут вынуждены пережидать кризис. 

Что касается стройматериалов, то данный рынок еще более инерционный, и настоящий кризис он почувствует лишь к концу года, когда старые стройки в большей части будут завершены. Посудите сами: первые месяцы не только не показали падения спроса, но и продемонстрировали активный рост продаж. Например, в сегменте стеновых материалов и бетона. И, я полагаю, рост этот продлится еще и во втором полугодии. Мы продолжаем бесперебойно поставлять на стройплощадки бетон, и это связано прежде всего с обязательствами застройщиков и необходимостью достроить по фиксированным ценам. Рынок песка тоже пока не испытывает сложностей, так как его основной потребитель – объекты инфраструктуры. Чуть хуже обстоят дела со щебнем, где уже наблюдается спад, но это вполне объяснимо для нашего региона, где еще в 2014 году наметился серьезный профицит щебня.

В нынешнем году мы не ждем роста рынка, но считаю, что объемы потребления песка и бетона в регионе сохранятся на уровне 2014 года. 


- Влияют ли политические санкции и валютные колебания на рынок строительных материалов? 

- Конечно же, влияют. Ажиотажный спрос на недвижимость, который мы наблюдали в конце 2014 года, обеспечил рынок заказами на полгода вперед. Застройщики и производители стройматериалов, имеющие запас прочности в валюте, также пока не ощущают на себе кризисных явлений, но все это лишь вопрос времени. Как только понадобятся импортные комплектующие - детали или машины, – это отразится на себестоимости стройки и, как следствие, на ценах. Макроэкономическая ситуация и девальвация рубля неминуемо скажутся на снижении спроса. В этой ситуации строительное сообщество ожидает поддержки от властей различного уровня. Поэтому социальное жилье может стать серьезным подспорьем для некоторых застройщиков. 


- В связи с кризисом в стране заговорили о необходимости развития импортозамещения во всех отраслях экономики. Как это может коснуться строительного рынка? 

- В первую очередь, это коснется застройщиков, сдающих квартиры с отделкой. Им предстоит заменить материалы на отечественные. Если в среднем и экономклассе это возможно, то для элитного строительства станет проблемой. Что касается количества, то сегодня производители России, Белоруссии и Китая могут обеспечить наш рынок самым необходимым. Гораздо хуже обстоят дела с импортной техникой и оборудованием, аналогов которым у нас пока нет, но и эта проблема решаема – нужно лишь время. Рассмотрим несколько примеров. В России сегодня изготавливают вполне конкурентоспособные дробильно-сортировочные комплексы. Наше производство по необходимости можно полностью перевести на такое оборудование. Импортные бульдозеры безболезненно можно заменить на машины, произведенные на российских заводах. По качеству, прочности и надежности они не уступают немецким аналогам. Это же относится и к погрузчикам. Сложнее с оборудованием для производства бетона. Я не могу назвать на данный момент ни одного производителя в России, поставляющего на рынок готовые бетонные заводы. Однако, если представить себе саму технологию приготовления бетона, то становится понятно, что ничего невозможного здесь нет.


- А много ли на рынке стройматериалов с Украины? 

- Поставки стройматериалов с Украины не столь значительны, чтобы обрушить наш рынок. Везут в страну всего понемногу, играя на разнице цен. Но наибольшее беспокойство вызывает неснижающийся импорт украинского щебня…  


- Я знаю, что российские производители щебня обратились к Путину с коллективным письмом о прекращении импорта украинского щебня. Чем продиктован этот шаг? 

- Ежегодно из Украины ввозится около 23 млн тонн гранитного щебня. Это более 80% от общего объема импорта данного продукта в нашу страну. Основой объем идет на рынок Москвы и Московской области, в центральные районы России. Причем за 2014 год объемы поставок увеличились, по сравнению с 2013 годом, на 6% и составили более 13 млн тонн. В пересчете на деньги это около 13 млрд рублей, уплывших за рубеж. Конечно, это ухудшает финансовое положение нашей горнодобывающей отрасли, да и всей российской экономики.

Яркий пример негативных последствий украинского импорта – регионы, которые географически ориентированы на поставки щебня в Центральную Россию. Производители щебня Воронежской, Оренбургской областей вынуждены снижать объемы производства и отгрузки. В Республике Карелия и Ленинградской области закрываются и приостанавливают свою деятельность градообразующие предприятия. Это ставит под угрозу стабильность десятков тысяч занятых, приводит к нарастанию социальной напряженности. 

Поэтому в условиях снижения спроса на щебень и одновременного роста затрат на внутренние перевозки по железной дороге импорт украинского щебня выглядит как давление на бизнес со стороны иностранного государства, как попытка вытеснить нас с нашего же рынка.


- Если запретят ввоз украинского щебня, смогут ли российские производители полностью удовлетворить потребности строительного рынка? 

- Легко. Для этого у российских производителей есть достаточные мощности и запасы полезных ископаемых на годы вперед. По качественным показателям, включая показатели экологической безопасности, наша продукция превосходит украинский аналог. 


- Стоит ли ждать в ближайшее время роста цен на базовые строительные материалы? 

- Некоторые производители цемента уже замечены в попытках поднять цены. На сегодняшний день рост цен на цемент составил уже 10-15%. Возможно, это связано с переделом рынка. Однако, как известно, на рынке наблюдается профицит цемента, а по мере снижения объемов строительства это станет еще очевидней. Как бы то ни было, это рынок покупателей. Ни строители, ни производители бетона не намерены переплачивать, и если местные цементники не умерят аппетиты, то цемент на рынок Северо-Запада поедет из регионов. В отличие от бетона, это продукт легко транспортируемый. 


- Как следствие, стоит ждать повышения цен на бетон?

- На рынке все время ходят разговоры, что бетонщики готовы поднимать цены. Сразу скажу: у нас нет подобных планов. Даже удорожание цемента не всегда может повлиять на стоимость нашего продукта. Мы должны выполнять свои обязательства по длинным контрактам, в том числе и инфраструктурным, поэтому не можем позволить повышения цены. К тому же производственные мощности бетонной отрасли нашего региона почти в 5 раз превышают потребность стройки, а это значит, что дорогой бетон не будут покупать. Это бизнес низкомаржинальный и выиграть здесь можно только за счет качества и стабильности.

Конечно, в этих условиях наша компания имеет ряд неоспоримых преимуществ перед другими производителями. У нас своя сырьевая база: песок, щебень; самая широкая сеть бетонно-растворных узлов, покрывающая весь город, и строгая система контроля качества на входе и выходе. При этом мы предлагаем самые низкие цены. 

И представьте парадокс: мы приходим на объект, объявляем самую низкую цену, а некий поставщик предлагает еще дешевле. Но мы же здравомыслящие люди и понимаем, что при низкой мощности БРУ и отсутствии собственного сырья бетон не может быть дешевым. Или это будет низкокачественный продукт из сомнительного сырья. 


- А кто должен контролировать качество продукции на стройплощадках города? В чьей это компетенции? 

- К сожалению, централизованного контроля строительных материалов на стройплощадках нет. На объектах госзаказа ведется более строгое наблюдение за соблюдением техрегламента, но на частных стройплощадках может происходить что угодно. По опыту могу сказать вам, что на подавляющем большинстве строительных объектов очень слабый входной контроль материалов, а иногда и полное его отсутствие. Ответственность за качество и соблюдение технологий в конечном итоге несет руководство компании, но оно, как правило, не вникает, какие материалы привозят на объект и откуда. Это отдается на откуп подрядчикам и субподрядчикам, а те в свою очередь могут поддерживать интересы третьих лиц. Есть объекты, где процветают неформальные договоренности и коррупция. Зачастую вопросы поставок решает прораб, и для получения контракта достаточно «душевно с ним посидеть». 

Здесь же проявляется во всей красе рынок «виртуального» бетона. По документам на стройку поставляется один объем, а заливается – гораздо меньший. Так сказать, оптимизация издержек поставщика и удар по карману застройщика.

Кроме того, под маркой высококлассного продукта могут поставлять низкосортный товар. Кто на стройке проверит химию, если очевидных признаков нет? Подлинность паспорта качества? Считаные компании. Не устану повторять, что все это происходит из-за низкого контроля стройки не только со стороны девелоперов и генподрядчиков, но и со стороны властей, СРО, профессиональных сообществ. 


- Есть ли рычаги воздействия на ситуацию? 

- Сегодня ответственным производителям нужно консолидировать усилия и донести проблему до федеральных властей. Пока не появится законодательный контроль, ничто не преградит доступ низкосортной продукции на рынок. К сожалению, никаких административных препон для них сегодня нет. А это вопрос безопасности. Например, у щебня существуют два класса радиоактивности. И второй класс нельзя использовать для изготовления бетона. Только для дорог. Но он, естественно дешевле, поэтому способы удешевления напрашиваются сами собой. В первую очередь это касается серых производств. По моей оценке, сегодня лишь половина произведенного в Петербурге товара подтверждена официальными документами, вторая половина – это теневой бизнес. Шутка ли, сегодня на рынке города и области работают 160 бетонных заводов, то есть производится по 1 кубу бетона на душу населения. Что это за бетон и куда его льют – остается вопросом…


- В конце 2014 года по рынку бетона прокатилась волна слияний и поглощений. На Ваш взгляд, это только начало? Ждет ли нас передел бетонного рынка?

- Не знаю насчет волны, я бы назвал это редкими всплесками. Масштабы слияний раздуты вашими коллегами из СМИ. Скорее всего, закроются мелкие, разрозненные бетонные узлы, но это лишь очистит рынок. 


- Строительный рынок ждет стагнация: новое строительство замораживается, многие проекты откладываются на неопределенный срок, а это означает, что за оставшиеся проекты придется бороться. У вашей компании есть свой рецепт получения крупных заказов? 

- До недавнего времени я считал, что рецепт прост: максимально возможное качество при минимально возможной цене. Но самые наилучшие условия от «ЛСР-Базовые» могут проиграть в сравнении с обещанными откатами. Однако мы никогда не опустимся до взятки, даже ради выгодного контракта. 


- Многие поставщики стройматериалов сетуют на неплатежи. Наблюдаете ли вы неплатежи со стороны строительных компаний в этот кризис? 

- Рынок уже смог в полной мере ощутить недостаток денежных средств. Несмотря на рост продаж, некоторые наши контрагенты стали расплачиваться с задержками. Многие просят отсрочку платежей. Уже возникают сложности у компаний, которые не могут перекредитоваться. Далее последует чреда исков в арбитраж, и количество невозвратных долгов может вырасти в разы. Это не проблема отрасли, это скорее общероссийский тренд. Наш закон о банкротстве слишком лоялен для российских реалий. Он написан с оглядкой на европейский опыт, где другая культура и иное экономическое воспитание. У нас же этот закон приобрел форму квеста «100 способов, как не заплатить по долгам». Возможно, я утрирую, но отсутствие ответственности и безнаказанности работает не на пользу.


- Можно ли как-то защититься от этого?

- На 100% обезопасить себе нельзя. Мы используем для этого инструмент банковской гарантии, который уже зарекомендовал себя на госзаказе. А также наметили ряд мероприятий, чтобы дисциплинировать клиентов в отношении платежей. Мы относимся ответственно к выполнению своих обязательств по поставке продукции, даем хорошую отсрочку и в ответ, конечно, требуем погашения задолженности точно в срок. 

Увидели ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
 
Поделиться:  
Все новости