ТЕНДЕНЦИИ

Мегаполисы растут вглубь

   19 сентября 2016, 09:40
Крупные города мира исчерпали экстенсивный рост и активно осваивают подземное пространство. Проблемы, которые встречаются на этом пути развития, обсудили в Петербурге участники конференции ACUUS‑2016.

Как оказалось, градостроительные задачи освоения подземного пространства схожи для разных стран мира. Накопленный международный опыт технических решений показывает, насколько далеко можно «углубиться» в подземелья Петербурга.

Освободить поверхность

Современный мегаполис – это постоянно растущий организм, которому то и дело становятся тесны территориальные рамки. Сегодня в городах, которые занимают всего 2 % площади страны, живет 72 % россиян, а в целом на 15 % территории постоянно проживают 65 % населения.

«Парадигма развития городов меняется кардинально, и документация территориального планирования также должна кардинально измениться», – уверяет руководитель Отделения пространственного и регионального развития Федерального государственного бюджетного научно-исследовательского учреждения «Совет по изучению производительных сил» Владимир Коротаев.

В качестве примера эксперт приводит современные концепции развития городов: «компактный», «транспортно-ориентированный», «пространственный», «зеленый», «исторический». Все они ориентированы на обеспечение комфортного проживания и мобильного передвижения человека в городском пространстве при оптимизации плотности застройки и транспортной доступности.

По мнению Владимира Каратаева, самое ценное в городах – земельный ресурс, который надо максимально использовать. Для этого имеет смысл убрать под землю объекты, которые не требуют обязательной инсоляции, а также транспортные потоки. Городской и частный транспорт и так перемещается с улиц под землю. За два десятилетия надземные трехэтажные магистрали в крупных европейских городах превращаются в транспортные тоннели – это результат дорогостоящих стратегических решений развития городов, отмечает профессор кафедры «Тоннели и метрополитены» ПГУПС Александр Ледяев.

Что касается «подземки», то загрузка метрополитенов многократно превышает любой другой общественный транспорт. «Эйфелеву башню каждый год посещают 7 млн человек, Ниагарский водопад – 22 млн туристов, а одно только токийское метро перевозит 102 млн пассажиров», – напоминает президент ACUUS, профессор Национального технического университета Афин Димитрас Калиампакос.

Помимо транспортных магистралей и инженерных коммуникаций, сегодня реализованы многочисленные проекты размещения под городами энергетических подстанций, дата-центров, бассейнов, спортивных сооружений, библиотек, ресторанов, торговых центров и даже захоронений. Любопытный тренд во всем мире – оставлять под землей в культурном слое найденные артефакты и результаты археологических раскопок. В Риме и Неаполе они стали частью пространства метрополитена, в Стамбуле – одним из элементов крупного транспортного хаба, в китайском Лояне на месте раскопок построен городской музей.

Стратегия и тактика

Освоение подземного пространства в России движется намного медленнее. Эта работа требует серьезного стратегического планирования, но ни в одном из российских городов нет планов развития на 30–40 лет вперед, сетует Владимир Коротаев. Кроме того, масштабные проекты освоения подземного пространства нуждаются не только в длительных изысканиях, проектировании и строительстве, но и в серьезных инвестициях.

Например, в Мадриде 56 из 99 км кольцевой дороги М‑30 перевели под землю в течение пяти лет, создав к 2008 году самые протяженные (свыше 6 км) городские тоннели в Европе с парками и пешеходными зонами на поверхности. Строительство обошлось в 3,7 млрд долларов, потребовало мобилизации государственных и частных средств и создания государственно-частной компании М‑30 Calle. Заметим, что надземный вариант кольца строился с 1960‑х годов вплоть до 1990 года.

В высокоурбанизированном Гонконге, где городская застройка в буквальном смысле уперлась в скалы, к освоению горной платформы подошли с большей осмотрительностью. С 2010 года здесь проводятся исследования по возможному созданию пилотных очистных сооружений с последующим масштабированием. «Мы хотим выбрать правильную стратегию и создать программу, чтобы разобраться с возможными недостатками», – поясняет специалист отдела геотехнической инженерии, гражданского строительства и развития Гонконга Тони Хо.

«К сожалению, ситуация складывается таким образом, что не только надземное, но и подземное пространство в Петербурге пока осваивается хаотично: свайные поля и подземные паркинги строят, не задумываясь о том, что на этом уровне уже сложно будет сделать что-либо еще, – рассказывает между тем Александр Ледяев. – Кроме того, у нас нет комплексной проработанной транспортной схемы. Проекты, которые сегодня реализуются – например ЗСД, – являются не элементами стратегического планирования, а вынужденными решениями».

Ситуацию с обустройством подземного пространства в Петербурге сдерживает также недостаточная изученность поведения грунтов при устройстве котлованов в сложных геологических условиях. «По новому Градостроительному кодексу мы обязаны выполнять геотехническое обоснование проекта, то есть оценить, что будет происходить не только со строящимся зданием, но и с окружающей застройкой», – рассказывает профессор СПб ГАСУ Рашид Мангушев. Более того, при строительстве одного из подземных паркингов в центре города заказчик пошел на дополнительные траты и построил рядом с домом опытное пространство глубиной 12–13 м, чтобы оценить возможную осадку соседних зданий.

Законодательный барьер

По мнению руководителя Государственного казенного учреждения города Москвы «Московский центр градостроительного развития территорий» (ГКУ «Мосградцентр») Игоря Шустова, российское законодательство не способствует развитию подземного пространства. Более того, эти законодательные акты рассредоточены в разных отраслях и нуждаются в актуализации.

«Необходимо гармонизировать законодательство, связанное с освоением подземного пространства, и создать условия для гарантии прав будущих владельцев таких сооружений, – уверяет Игорь Шутов. – Исторически такие города, как Москва и Петербург, имеют историческое ядро и плотную застройку в центре, где сосредоточены охранные зоны. Как следствие, неизбежно возникают коллизии между владельцами, инвесторами и теми, кто намерен создать современную городскую комфортную среду».

Согласно закону о недрах, лицензия на недвижимость определяет только границы участка, поэтому в отличие от объектов, попадающих под градостроительное законодательство, проектирование и строительство начинается с установления прав. Но при этом вступающий с 1 января 2017 года закон о госрегистрации исключает регистрацию участка недр, недоумевает Игорь Шутов. Кроме того, в отличие от зарубежного законодательства, у владельца недвижимости нет прав на владение недрами ниже 5‑метровой отметки, следовательно, у него нет заинтересованности в инвестировании подземного строительства.

«Для создания «подземных городов» одних только бюджетных средств явно недостаточно, – констатирует глава «Мосградцентра». – Нужны правовые инструменты, которые позволят привлекать частные инвестиции. Но механизмы вовлечения владельцев недвижимости в правовую схему совместного инвестирования в рамках государственно-частного партнерства отсутствуют. Только в июле этого года были приняты несколько законов, связанных с возможностью такого совместного участия всех заинтересованных лиц».

Сейчас в «Мосградцентре» проанализировали всю совокупность норм для целей подземного строительства, не связанных с добычей полезных ископаемых, и разработали предложения по созданию благоприятных условий для привлечения инвесторов. Как сообщили в ГКУ, эти предложения были рассмотрены на уровне ключевых министерств и получили одобрение.


Использованы материалы XV Всемирной конференции Объединения исследовательских центров подземного пространства мегаполисов


Увидели ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Татьяна Мишина
 
Поделиться:  
Теги:
Все новости