Михаил Зарубин: «Строительство – основной показатель экономики»

   07 апреля 2014, 10:33
Михаил Зарубин поделился своим видением современного состояния отрасли, объяснил, почему власти нельзя ссылаться на стихийные изменения рынка, и признался, кто в его жизни играет самую важную роль.

Зарубин.jpgМарина Голокова. Генеральный директор ЗАО «47 ТРЕСТ» Михаил Зарубин в этом году празднует полувековой юбилей своей трудовой деятельности в строительной отрасли. Пройдя путь от простого рабочего до руководителя крупного предприятия, преодолев трудности в переломные времена в истории СССР и России, он знает, что строительство всегда будет оставаться главным показателем экономического развития страны. Михаил Зарубин поделился своим видением современного состояния отрасли, объяснил, почему власти нельзя ссылаться на стихийные изменения рынка, и признался, кто в его жизни играет самую важную роль.


- Михаил Константинович, Вы в строительстве уже пятьдесят лет. Как Вы оцениваете с высоты своего возраста и опыта сегодняшнее положение дел в отрасли?

- В строительстве я прошел путь от рабочего до руководителя. Первая запись в моей трудовой книжке была сделана 18 июня 1964 года: я был принят рабочим в Путевую машинную станцию № 45 Восточно-Сибирской железной дороги.

Сейчас, оглядываясь назад, видишь, как за полвека все изменилось. В те времена в нашу жизнь только-только входили панельные дома. На стройках появлялись автомобильные, пневмоколесные, башенные краны, благодаря которым увеличивалась производительность труда. При помощи них исчезали многотрудные процессы по затарке кирпича и строительных материалов на этажи. Великая страна строилась повсеместно. К этому времени практически были восстановлены после войны города и села. Правда, все еще не хватало строителей, их приходилось искать по необъятным просторам России. Южные республики своих сынов и дочерей на стройку тогда не отпускали, считая это дело неприбыльным и грязным. Сегодня все на порядок выше: и техника, и оснастка, и качество материалов. Хуже одно: рабочая сила, вернее - ее профессионализм.

 

- Строители последние три года называют периодом стагнации для Петербурга. Чиновники считают, что это время позади: по их мнению, на строительном рынке Северной столицы наблюдается подъем. Какой точки зрения придерживаетесь Вы? В чем преуспевают петербургские застройщики?

- Строительство всегда было и будет основным показателем экономики страны. Одно время в городе был слоган: «Если город строится, значит, город живет». Однако в Петербурге в вопросах строительства наблюдается перекос. Основное направление отрасли – промышленное строительство – оказалось где-то на последних ролях. Мы возводим жилье, конечно, необходимое для жизни людей, но они ведь должны где-то работать… И вот здесь мы наблюдаем обратную картину. Многие заводы не могут выжить и сдаются на милость победителям – крупным застройщикам жилья. Даже если произойдет чудо и заводские корпуса начнут действовать на окраинах города, у людей все равно останется проблема, связанная уже с логистикой. Каким образом они будут добираться до своей работы?

Правда, что-то я не видел на окраинах новых производственных цехов. Говорят, рынок определяет нашу жизнь. Если следовать этому принципу, то сегодня нужно жилье, а завтра придут инвесторы – и понадобятся заводы.

Я думаю, не стоит так сильно полагаться на рынок. На мой взгляд, развитие и отрасли, и города должна определять власть. По крайней мере – планировать какой-то период.

 

- Какие ошибки в развитии отрасли были, на Ваш взгляд, допущены в последние годы? Что и как можно исправить?

- Строительная отрасль развивается хаотично. Конечно, в этом процессе было много ошибок. Но никто никогда не скажет вам, какие именно ошибки были допущены и нужно ли их исправлять. Пройдет время – и вы сами увидите, что в этом нет необходимости. Главная ошибка в развитии строительства последних лет одна – отраслью по сути никто не руководит. Лишь недавно власть попыталась что-то сделать и создала Министерство строительства. Правда, к его ведению добавила еще направление жилищно-коммунального хозяйства. Но ведь это же разные отрасли, они и работают по-разному.

В советское время при Министерстве строительства были проектные институты, которые определяли строительные нормы и правила (СНиП). Теперь же нам говорят: «Объединяйтесь в саморегулируемые организации и сами создавайте стандарты строительства». Но ведь так не делается. Стандартами и СНиП должно заниматься государство. Власть должна не только подсчитывать, сколько квадратных метров построено за квартал (построено, кстати, в большей степени не ею). Она должна определять как минимум, какие заводы должны сохраниться, где необходимо их строительство, нужно ли готовить для них рабочих и т. д. Именно власть решает, какими должны быть государственные задачи, какими – инвестиционные. Сегодня в строительной отрасли многое, к сожалению, ложится на плечи застройщиков.

 

- В какое время «47 ТРЕСТу» приходилось существенно менять стратегию развития? С чем это было связано?

- ЗАО «47 ТРЕСТ» меняло стратегию развития один раз: когда выходило из заводских территорий, где внезапно все остановилось - и реконструкция, и строительство. С большим трудом мы нашли свое место или, как говорят, «нишу при строительстве жилья и социальных объектов». Было это больше двадцати лет назад.

 

- Три года назад Вы выражали сомнение в успехе реновации кварталов. Как изменилось Ваше мнение сейчас?

- Сомнение и сейчас осталось. Тем более прежняя власть считала реновацию кварталов своим детищем и помогала всеми возможными и невозможными способами. Сейчас это дело фирм-победителей, а у власти новая идея – реновация исторического центра.

Я уверен, что фирмам самим такое дело не поднять. Одно переселение чего стоит! Ну, построят жилье на свободных  участках, кого-то переселят, кого-то – нет: останутся «упертые», с ними работы хватит всем. И способен ли будет город решать с ними проблемы? Сможет ли он взвалить на себя эту ношу или снова, ссылаясь на рынок, отойдет в сторону? Задача реновации огромная, в первую очередь, государственная, и инвесторам в одиночку с ней не справиться.

 

- Насколько, по-Вашему, действенны меры Госстройнадзора в отношении застройщиков-нарушителей? Станет ли снос готовых домов, построенных без разрешения, уроком другим участникам рынка?

- Не знаю, в этой истории есть глупые решения. Порой ими занимаются не специалисты и не Госстройнадзор, а работники Комитета по земельным ресурсам и землеустройству. Госстройнадзор вмешивается, когда его специалистов привлекают как экспертов. На мой же взгляд, для окончательного решения о сносе того или другого здания нужно веское мнение как минимум Координационного совета при вице-губернаторе.

 

- Готовы ли Вы заключить соглашение с Комитетом по строительству о возведении социальных объектов и их безвозмездной передаче городу?

- Мы дожили до удивительного времени, когда наше государство в лице городских чиновников, требует подарков. Нет, не для себя – для города. Я не знаю, что происходит. Вот читаю майский указ президента № 600, где все ясно, доходчиво. В нем, словно заклинание, сквозит одна мысль: дорогие застройщики, пожалуйста, стройте дешевое жилье. Слушаю председателя Совета министров, который говорит о том же и добавляет, что регионы должны убрать и преграды, и различные оброки… И вот те самые регионы, которые все внимательно прочитали и, видимо, повстречавшись с руководителями государства, вынесли вердикт для желающих строить: возводите дешево, а за то, что мы даем строить, делайте родному государству подарки в виде детских садов и школ, больниц и культурных учреждений. Правда, все на добровольной основе: подарите – дадим возможность для реализации проектов, не подарите – не выдадим Градплан. Такого не было даже в первые дни становления молодой России. Наоборот, мэр Собчак делал всевозможные шаги для того, чтобы привлечь инвестиции в строительство.

 

- Станет ли дороже квадратный метр в проектах ЗАО «47 ТРЕСТ», если будет предусмотрена безвозмездная передача социальных объектов и, возможно, иной (дорожной, инженерной) инфраструктуры?

- Станут ли дешеветь «квадраты»? Да нет, конечно. Почему инвесторы должны возводить детские сады и школы из своей прибыли? Такая система все равно отразится на стоимости квадратного метра. Ее результатом станет то, что средний бизнес перестанет строить жилье. Для него это будет непосильная ноша. Думаю, что все делается в угоду крупному бизнесу. Посмотрите вокруг: имена каких фирм вы слышите, когда речь идет о жилищном строительстве в Петербурге? Наверное, не надо перечислять. Может, я не прав? Многое я отдал бы за то, чтобы быть неправым в этом вопросе.

Власти следует помнить: когда в отрасли остается всего десяток крупных компаний, цена квадратного метра жилья прежней не останется. Подарки так или иначе отразятся на рынке.

 

- В связи с этим у игроков рынка также возникает вопрос, на что уходят налоги.

- Вполне закономерный. Строители по налоговому бремени занимают второе место после промышленных предприятий. И не стоит им перекрывать пути. Особенно сегодня, когда инвестиций с Запада будет, видимо, меньше.

В прошлом году строители в целом заплатили государству около пяти миллиардов рублей инвестиционных взносов. Как понимаю, они должны быть направлены на создание инфраструктуры. Где она? Власть хочет, чтобы квартиры продавались по 30 тысяч рублей за квадратный метр. Тогда государству, наверное, нужно хотя бы для приличия провести инженерные сети. Просто так квадратный метр дешеветь не будет.

 

- Насколько комфортно реализовывать проекты в Ленобласти? Какие недоработки еще остаются? С какими проблемами приходится сталкиваться?

- Скажу одним словом: нелегко. Мы начинаем там путь, который прошли в городе, и проблемы в Ленобласти те же. Наибольшими трудностями чревата сегодняшняя жилищная застройка бывших колхозных полей, вокруг Петербурга. По существу это расширение города, но расширяется он без учета нужных вещей: дорожной, транспортной, инженерной, социальной инфраструктуры.

 

- Какие из проектов треста Вы считаете своей гордостью?

- Самая главная наша гордость – это цеха Кировского завода, эллинги Северной верфи, производственные предприятия «Знамя Октября», «Равенство» и многих других «почтовых ящиков», известных всему миру, но неизвестных простым людям нашей страны. В новое время мы гордимся учебным корпусом БДТ (Большой драматический театр им. Г. А. Товстоногова. – Прим. ред.), ресторанным комплексом «Буль-Вар». Буквально на днях мы получили свидетельство «Сделано в России» для жилого дома на улице Львовская дом, 1. Нам есть чем гордиться. Конечно, бывают неудачи. Они рубчиками откладываются на моем сердце.

 

- Каковы планы ЗАО «47 ТРЕСТ» на ближайшие годы?

- Планы есть. Прежде всего будет строиться жилье, как в городе, так и в области.


- Что на стройке самое главное?

- На стройке самое главное – это человек. Строительство – это многодельное занятие. В семидесятые-восьмидесятые были модны сетевые графики. Это своеобразные «скелеты» (правда, бумажные) новых строительных объектов. И по графикам, если их выполнить подробно, можно увидеть, сколько видов работ нужно сделать, чтобы получился дом, а сколько – чтобы начать его строительство.

Сейчас, чтобы начать строительство только строительного забора, нужно выполнить почти сто административных процедур, многие из этих процедур надуманны. На мой взгляд, они предусмотрены только для одного: показать, что власть о чем-то проявляет заботу.

На проблему по снижению административных барьеров обратил внимание президент. Владимир Владимирович Путин сказал: «Из-за отсутствия внятных решений мы недополучаем миллионы квадратных метров жилья, а бизнес по-прежнему месяцами, а то и годами добивается разрешений на строительство новых предприятий, новых объектов». Сказал, а что-нибудь изменилось? Все то же, как с указом № 600.

По данным экспертов, сегодня только 18 % всех административных барьеров относится к требованиям федерального законодательства, а 82 % - к требованиям субъектов Федерации или местных властей. Разве местные власти отдадут свой кусок хлеба? Вопрос может быть решен только хирургическим путем. Барьеров у местных властей должно быть по количеству не больше, чем федеральных. Дело даже не в барьерах, а во времени, в течение которого решаются такие проблемы. Странный порядок завели чиновники. Вроде бы с благими намерениями установили время, за которое нужно пройти барьер. Однако раньше его пройти нельзя. Даже если у экспертов нет к проекту вопросов, его согласование раньше установленного срока расценивается как покушение на коррупцию. Вот и получается, что на строительство времени уходит меньше, чем на прохождение административных барьеров.

 

- Вы пишете много книг. Они все основаны на реальных событиях?

- Конечно, мои первые произведения – публицистические. Все они – о реальных событиях и людях, с которыми я встречался в жизни. Это Константин Симонов, Евгений Евтушенко, Кирилл Лавров, Андрей Толубеев, Вячеслав Платонов и многие другие. Конечно, я очень рад, что писательское сообщество высоко оценило мой труд, присудив мне две литературные премии. Вместе с тем я пишу и повести, и рассказы. Многое в них – из моей жизни. А как иначе? Я ведь не пишу фантастику.

 

- Кто Вас вдохновляет на новые произведения?

- Писать меня вдохновляют моя жена, дети, внуки. Все ждут новых написанных произведений – и я стараюсь их не подвести. Недавно я написал повесть «Монах». Она о том, как может сложиться человеческая жизнь.

 

- Если бы можно было повернуть время вспять, каким бы другим делом, кроме строительства, Вы занялись?

- Скорее всего, стал бы писателем. С детских лет мечтал поступить после десятого класса в Литературный институт, но не стало мамы – и все получилось иначе.

 

- Что для Вас главное в жизни?

- Главное для меня – семья. В первую очередь, мои дорогие женщины. Мама, которая совершила героический поступок и родила меня в сорок один год. Не каждая женщина сегодня решится сделать это. Я благодарен ей и считаю благословенным временем те четырнадцать лет, что прожил с ней. Она вложила в меня свою душу и сделала меня таким, какой я есть сегодня.

Моя жена, с которой мы вместе скоро уже пятьдесят лет. Я не замечаю прожитых с ней лет. Для меня она юная, красивая. Все, что я делаю, это для нее и ради нее. Она мой талисман.

Мои дорогие дочери. Как я благодарен Всевышнему, что они рядом со мной. Что всегда готовы помочь, с ними мне легче перенести те трудности, которые встречаются в жизни.

Ну и, конечно, мои внуки: их четверо. И долгожданная внучка, которая сразу же в себя влюбила всех. Я от нее просто млею: от ее красоты и непосредственности.


СПРАВКА:

Награды Михаила Константиновича Зарубина

Заслуженный строитель России (1997 г.)

Почетный строитель России (1998 г.)

Почетный архитектор России

Медаль «В память 300-летия Санкт-Петербурга» (2003 г.)

Орден Почета (2006 г.)

Грамота губернатора Санкт-Петербурга

Благодарность губернатора Санкт-Петербурга

Грамота министра регионального развития РФ

Почетный знак «Строителю Санкт-Петербурга» I, II степени

Почетный знак «Строительная слава»

Почетная грамота Российского Союза строителей

Орден Российского Союза строителей, № 15

Почетный гражданин Кировского района Санкт-Петербурга

Благодарность Федерального Собрания РФ

Почетный диплом Законодательного собрания Санкт-Петербурга

Грамота Национального объединения строителей России

Высший орден общественного признания

Почетный гражданин России

Почетный знак «За заслуги перед Санкт-Петербургом»

Почетный знак «За заслуги перед Петродворцовым районом»

Диплом «За заслуги в строительной отрасли»

Строитель года - 2012 г. Санкт-Петербурга

Почетный житель Стрельны

Почетный житель Нарвского округа

Медаль «300-летие Морского флота»

Медаль «Ветеран труда»

Медаль «За доблестный труд» в честь 100-летия со дня рождения В. И. Ленина

Диплом «Человек года» в номинации «Строитель»

Благодарность Государственной Думы

 

 

Увидели ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
 
Поделиться:  
Все новости