Ярослав Стоупа: «Далеко не все российские цементные заводы способны удовлетворить запросы рынка»

   24 марта 2014, 11:15
О реалиях рынка одного из самых востребованных видов строительного материала рассказал генеральный директор завода «ЛСР. Цемент» Ярослав Стоупа.

Стоупа.jpgНадежда Степанова. Российский рынок цемента все больше ориентируется на европейские тенденции в организации производства и улучшения качественных характеристик продукта. Стремление оптимизировать расходы заставляет потребителей все больше обращать внимание на более экономичные марки цемента, а производителей - делать ставку на ресурсосберегающие технологии и индивидуальный подход к запросам. О реалиях рынка одного из самых востребованных видов строительного материала рассказал генеральный директор завода «ЛСР. Цемент» Ярослав Стоупа.


- Вы долгое время работали в Европе. В чем основное отличие европейского цементного рынка от российского?

- Проработав более 15 лет на цементных производствах в Европе и Азии, могу сказать, что отличия видны во всем: в технологической базе, в подходе к инвестиционной политике развития предприятий, к модернизации и содержанию технических средств для производства цемента. На европейском рынке иная линейка продуктов, а заказчик более требователен к его свойствам и готов четко формулировать свои ожидания. В России же я часто встречаюсь с тем, что заказчики не могут объяснить, какие именно показатели цемента их не устраивают. Запросы опираются не на особенности продукции, которую они выпускают, а главным образом на регламенты, определяющие лишь марку цемента.


- Вы упомянули, что в Европе иная продуктовая линейка. Чем она отличается?

- Она гораздо шире. В Европе много заводов, которые производят более десяти видов цемента, рассчитанных на отдельных клиентов. В России этого пока не наблюдается. Здесь цемент считается массовым продуктом. В подавляющем большинстве позиция российских производителей выглядит примерно так: «Не нравится наш цемент? Подстраивайся под него».


- Производственная база отличается?

- Я бы сказал, существенно отличается. В Европе нет заводов, которые производят цемент «мокрым» способом. В России таких пока большинство. Правда, их доля постепенно уменьшается. За последние четыре года в стране было построено или запущено после реконструкции более десяти заводов, в том числе и наш. Все работают, как и в Европе, по «сухому» способу. Он считается энергосберегающим и, соответственно, более эффективным. В этом плане идет постепенное сближение России с Европой.

Есть также сдвиг рынка с точки зрения качественного улучшения цемента. Например, в 2006-2007 годах спрос формировался исходя из объемов потребления - требовалось больше продукции, качество цемента не играло решающей роли. В условиях дефицита голос потребителя никакого значения не имел. Сегодня же рынок профицитный. Покупателю есть из чего выбирать, и он может предъявлять к цементу адекватные требования.

В целом Европа работает исходя из экономии средств и ориентируется сегодня в основном на применение добавочного цемента высоких марок. В России эта тенденция существенно ниже, но год от года потребление высокомарочного цемента увеличивается и будет нарастать. Выгода очевидна, и потребители это понимают.


- Именно эту марку вы начали недавно выпускать?

- Да, в начале года мы начали поставлять на рынок цемент ЦЕМ II 42,5. Он предназначен для основных потребителей - производителей железобетонных изделий и домостроительных комбинатов. У него высокие прочностные показатели, максимальная тонкость помола. При его использовании достигается однородность изделий по структуре и цвету, на их поверхности отсутствует шелушение. Бетонные производители также получают преимущества от этого цемента. Результаты применения показали, что при точном соблюдении технологии приготовления бетонной смеси на его основе расход цемента можно снизить до 7% по сравнению с применением четырехсотого цемента.


- Северо-Запад будет первым регионом в России, где производится такой цемент?

- Цемент с таким же названием выпускают некоторые российские заводы. Он соответствует принятой в стране классификации. Но для рынка СЗФО он является инновацией по сути, по своим характеристикам. Мы подобрали определенный набор свойств цемента для конкретного применения, и мы единственные в регионе делаем его из местного сырья.


- И что это дает?

- С одной стороны - ответственность за каждый отдельный компонент и готовый продукт в целом. С другой - независимость от сторонних поставщиков сырья, будь то исходные материалы - известняк, глина, - или цементный клинкер. Это особенно важно для бесперебойной работы предприятия во время интенсивного строительного сезона. Когда сырье добывается в собственных карьерах, а клинкер изготовлен непосредственно заводом, который отгрузил готовый цемент, качество будет контролироваться на каждом этапе производства: от добычи до отгрузки заказчику. По всему миру заводы так и строятся, исходя из близости месторождений основных сырьевых материалов. В противном случае приходится работать с тем, что закупаешь, а значит, не всегда можешь получить то, что определено техкартой. В такой ситуации довольно сложно гарантировать потребителям качественный продукт. То же с импортным цементом – отсутствие оперативности в контроле качества может создать для потребителя проблему. А если еще добавить возможные задержки с поставкой по железной дороге, особенно когда речь идет о летнем периоде, то ситуация с привозной продукцией может сложиться совсем печально. Не секрет, что за последний год рынок цемента в Ленинградском регионе переориентировался на доставку продукции автотранспортом. Причина в нехватке железнодорожных вагонов, которая сохраняется в течение нескольких лет, и в нерентабельности перевозок на короткие расстояния. По сравнению с 2012 годом поставки цемента по ж/д упали почти на 60%. Плечо автодоставки выросло до 300-350 км, хотя в Европе заводы везут цемент машинами на расстояние не больше 150 км, редко на 200.


- Вы сказали, что Европа предпочитает высокомарочный цемент, а Северо-Запад только-только начинает привыкать к этому продукту. Почему такое отставание?

- Долгое время потребление цемента в России зависело от того, какую марку производят местные заводы. В нашем регионе традиционно доминировал четырехсотый цемент, а в центральном регионе большинство строителей работали на высокомарочном. С развитием крупных инфраструктурных проектов и поиском оптимизации расходов наш строительный рынок обратил внимание на цемент повышенной прочности. За последний год его доля в общем объеме потребления выросла до 40%. Мы приступили к производству такого цемента в 2012 году, спустя год после начала работы, и за 2013 год почти в три раза увеличили его отгрузку.

Выпуск цемента высокой марки требует более «тонких» настроек производственного процесса, оборудования нового поколения. Например, для производителей ЖБИ крайне важна тонкость помола цемента, которую могут обеспечить современные мельницы замкнутого цикла. На нашем заводе таких мельниц две. Они дают стабильно высокое качество цемента, поэтому материал из разных партий практически идентичен по свойствам. Это позволяет потребителям управлять качеством выпускаемой продукции и снижать время ввода цемента в свое производство.


- Много ли на российском рынке импортного цемента?

- За 2013 год в Россию привезли порядка 5 миллионов импортного цемента, это 7% от всего объема потребления продукции в стране. Уменьшение к прошлому году составило 1,2%.


- Откуда в основном привозят цемент?

- Много цемента доставляют из Турции, где мощности производства достигают 90 миллионов тонн в год. Другие крупные импортеры – Иран и Белоруссия. Последняя даже заняла лидирующую позицию по поставкам цемента в Россию в 2013 году. В Белоруссии сейчас обстановка – как в восточной части Германии, где было запущено много заводов, рассчитанных на обновление инфраструктуры и строительство социальных и прочих бюджетных объектов. Все необходимые работы проведены, а заводы остались.

Везут в первую очередь высокомарочный цемент в том числе и в Ленинградский регион. Здесь на протяжении нескольких лет увеличение импортных поставок держится на уровне 1% в год. Однако с начала года мы фиксируем их падение. Снижается и ввоз цемента с заводов, находящихся за пределами СЗФО, на 4% по отношению к показателям за январь-февраль 2013 года. Тенденция будет сохраняться не только в связи с ростом евро, но и по причинам, которые я уже описывал. Безусловно, с появлением в регионе достаточного количества цементных мощностей и с расширением ассортимента внутренние потребности рынка будут максимально удовлетворяться местными заводами.


- Как выжить на профицитном рынке?

- Рынком цемента сегодня правит потребитель, поэтому в авангарде находятся те, кто оперативно реагируют на изменение их предпочтений. Это касается любой страны и любой сферы. Наш завод, можно сказать, «настроен» на заказчиков. Новая продукция тому подтверждение. Ее промышленные испытания велись в течение нескольких месяцев в тесном сотрудничестве с крупнейшими строительными предприятиями Санкт-Петербурга.

Что позволяет оперативно реагировать? Современные технологии и оборудование и, безусловно, компетентные специалисты.


- Как эффективнее организовать продажи в условиях такого рынка?

- Продажи должны вестись непосредственно между производителями и покупателями. Я считаю, что в этой цепи не имеют место никакие другие коммерческие площадки: перекупщики, посредники. Нам важно прямое общение с клиентом. Если у него есть проблема, мы хотим это знать первыми, чтобы ее решить. Ведь если потребитель столкнется с проблемой один раз, второй раз он уже за товаром не придет.


- Много ли в России низкосортной продукции?

- Я бы не сказал, что ее много. Если говорить про навальный цемент, то большинство продукции вписывается в технические стандарты. Цемент в мешках - особая категория, среди которой встречается не соответствующая ГОСТу, с так называемых серых фасовок. Этот рынок сегодня довольно слабо регулируется. Объясняется это элементарным способом изготовления: навальный цемент разбавляется каким-нибудь неактивным веществом вроде золы или дорожной пыли, а потом фасуется на глазок в мешки. Основные потребители – строительные бригады или частники - зачастую даже не задумываются, что цемент – сложный продукт, имеющий срок годности, и от его качества напрямую зависят надежность и долговечность тех работ, для которых они его купили. Но и здесь наблюдаются изменения. Эксперты отмечают резкое снижение подобного «серого» цемента на рынке СПб и ЛО. По их оценкам, за последние два года его доля упала на 25% и теперь составляет всего 45% рынка. Остальной рынок принадлежит продукции, упакованной непосредственно заводами-изготовителями цемента. Рост обусловлен увеличением предложения со стороны последних, в том числе благодаря «ЛСР. Цемент». В общей сложности в прошлом году в строительные магазины Северо-Западного региона мы поставили более 5,5 миллионов мешков с цементом.


- Как бороться с низкосортной продукцией?

- Основным регулятором качества и, соответственно, спроса является репутация. Как только на рынке появится некондиционный цемент, об этом будут знать все покупатели. Кроме того, аттестационными органами проводится периодическая проверка качества работы производителей. Например, чтобы получить сертификат на соответствие стандартам, принятым в Евросоюзе, мы допустили иностранных экспертов к непрерывному производственному контролю, прошли у них аттестацию. Теперь регулярно отправляем цемент в европейскую лабораторию. Это обязательное условие выдачи евросертификата, который мы получили весной прошлого года.


- Каковы ваши планы по развитию завода?

- У нас довольно большой объем производства. Относительно линейки - мы пока остановились на трех марках цемента, две из которых - высокомарочные. Задача ближайших лет – увеличивать долю рынка, улучшать показатели по выработке и энергоэффективности. В наших планах - приступить к применению альтернативного топлива.


- Что имеете в виду под альтернативным топливом?

- Грубо говоря, это все, что горит. Что имеет в себе некую энергию. Например, это могут быть покрышки. Они имеют в два раза больше калорийности, чем уголь. Если килограмм угля имеет 5,5-5,8 тысячи килокалорий, то килограмм покрышек - 9 тысяч килокалорий. К сожалению, в России целенаправленно никто не занимается сбором покрышек.


- Европа использует такое топливо?

- Да. И намного активнее, чем Россия. Сравните: Германия заменяет природный газ и уголь альтернативным топливом в 62% случаев, а здесь – лишь в 1%. Единицы российских цементных заводов технологически могу его использовать.


- Когда планируете приступить к применению альтернативного топлива?

- Мы готовим проект. Он очень перспективен и важен для нас. По расчетам после его внедрения уровень потребления первичного топлива снизится примерно на 40%.


- Свободное время остается? Книги, путешествия или другие увлечения?

- Недавно прочел, что самые долгоживущие – ученые и люди, которые занимаются ментальной деятельностью, воспринимают много информации. Стараюсь относиться к этой категории и отношу себя к категории коллекционеров впечатлений. Мне нравятся горные лыжи, дайвинг, книги, музыка. Раньше играл джаз на кларнете. Мечтаю к этому вернуться.


- Сейчас на это нет времени?

- Увы, нет. Но мне нравится то, что я делаю. Я думаю, не очень правильно, когда люди покидают свое дело и принимаются за что-то принципиально новое.

Увидели ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
 
Поделиться:  
Все новости