Водозащитники уперлись в берег

   07 ноября 2013, 14:34
Престижные территории возле водоемов в пригородной зоне Петербурга стали объектами массовых незаконных захватов. К сожалению, действующее законодательство не  способно остановить этот процесс.

Максим Сахно

озеро_01.JPG Престижные территории возле водоемов в пригородной зоне Петербурга стали объектами массовых незаконных захватов. К сожалению, действующее законодательство не способно остановить этот процесс.

На минувшей неделе депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга на заседании профильной комиссии по экологической защите населения активно обсуждали эту тему. Народные избранники решили обратиться к прокурору города с просьбой взять на контроль исполнение уже вынесенных и вступивших в силу судебных решений.

В работе комиссии участвовали городские и федеральные чиновники, представители общественных организаций, правда, сотрудники прокуроры в Мариинский дворец не пришли. Заместитель прокурора города Иван Еремеев в ответ на приглашение написал, что взаимодействие с Законодательным собранием лучше организовать в форме обмена информацией с конкретными предложениями о мероприятиях и предоставления в его ведомство сведений с указаниями фактов нарушений.

Председатель комиссии Анатолий Кривенченко обобщил данные по городу.

«Мы не будем сегодня глядеть на соседей. Хотя, если выйти, например, в поселке Металлострой и посмотреть на противоположный берег Невы, относящейся к Ленинградской области, то видно, что он незаконно огорожен частными владельцами», - сказал депутат.

В административной черте Санкт-Петербурга 643 водоема, в совокупности они занимают примерно пятую часть города. И это еще без учета акватории Невской губы до Кронштадта, а если приплюсовать ее, то на воду приходится почти половина площади Северной столицы.

Водный кодекс относит к береговой полосе общего пользования 20 метров, но для малых рек и каналов, протяженностью менее 10 км, сокращает ее до 5 метров. Также сложно сказать, действует ли это право, если участок был оформлен в частную собственность до вступления в силу нынешнего водного кодекса.

Проблема в том, что за ее незаконное огораживание установлен штраф, который для физических лиц оставляет на сегодня максимум 2 тысячи рублей. Скоро его должны увеличить в два с половиной раза, но и это проблему не решит.

Важнее, что суды, выявляя нарушения, не только выносят денежные санкции, но и требуют убрать заборы. Последнее на практике либо игнорируется, либо исполняется формально, например, демонтируется деревянный забор, а на его месте минимальное время спустя строится каменный.

На заседании прошла виртуальная экскурсия по горячим точкам Курортного и Выборгского районов. На слайдах красным отмечены незаконно занятые участки. Например, на Нижем Суздальском озере — так обозначен весь западный берег.

Члены комиссии обратились в городскую прокуратуру и предлагают обратить внимание на очистку доступа к Сестрорецкому Разливу (участки на ул. 6-я Гарховская, д. 1, ул. Жукова, д. 21, ул. Мосина, д. 80, д. 82, д. 84, д. 86, ул. 5-я Гарховская, д. 1); Верхнему Суздальскому озеру (вся береговая полоса от ул. Большая Озерная, д. 31, до ул. Большая Озерная, д. 47); озеру Щучье (берег Щучьего озера, д. 5); озеру парка «Осиновая роща» (ул. Межозерная, д. 6, д. 9а, б); побережью Финского залива в районе п. Лисий Нос (ул. Морские Дубки, д. 2, д. 4).

Справедливости ради надо признать: берега захватывают не только граждане, но и юрлица. Среди последних, как письменно сообщила природоохранная прокуратура движениям «Открытый берег» и «Против захвата озер», - ОАО «Завод Магнетон», ООО «Карболит», ООО «Невские технологии», СПК «Племзавод «Детскосельский», ООО «Горизонт». Хотя понятно, что это далеко не полный перечень. И перегораживают не только берега, но и улицы (в пригородах они порой больше напоминают лесные дороги).

«Действующее законодательство имеет ряд пробелов, создающих сложности в разрешении проблемы обеспечения свободного доступа к водным объектам. Так, порядок обеспечения доступа граждан к береговой полосе законодательством не урегулирован, что приводит к неоднозначному толкованию судом факта устранения свободного прохода к водному объекту», - говорится в письме Ивана Еремеева.

Заместитель руководителя Росреестра по Санкт-Петербургу Дмитрий Гордо посетовал на то, что ограничен рамками закона. А размер штрафа задан именно депутатами.

В комиссии его услышали, городские депутаты высказались за разработку законодательной инициативы, ужесточающей санкции за нарушения в этой сфере. Но для того, чтобы поднять штраф, нужно изменить федеральный закон, и вряд ли это будет принято на ура. Если вилка санкций будет, условно, от 5 до 200 тысяч рублей, то это даст почву для коррупции. Если же остановиться на минимальных значениях, то в элитной рекреационной зоне двух столиц, где сотка стоит больше 1 миллиона рублей, наказание ничего, корме горькой улыбки, не вызовет.

А если же определить ответственность в несколько сотен тысяч рублей, то попытка взыскать их с какого-нибудь жителя провинции, застолбившего себе огород (так называемая «нахаловка»), приведет к непредсказуемым социальным последствиям. Координатор движения «Против захвата озер» Александр Макаров считает, что проблему можно было бы решить, если бы в законе была прописана дифференциация — и штраф различался бы в зависимости от характера нарушений (ценности и площади захваченного участка и др.).

В городской прокуратуре, как сообщил Иван Еремеев, полагают, что эффективно было бы предусмотреть в качестве меры обеспечения производства по административным делам изъятия незаконно установленных ограждений.

Защитники озер говорят, что уже есть факты, когда на местах люди организуются и просто-напросто ломают заборы по принципу «клин клином вышибают». Хотя вряд ли можно одобрить самоуправство и в таком виде.

Градозащитники жалуются, что Росреестр не проверяет адреса нарушений, которые им сообщают. Дмитрий Гордо поясняет, что, во-первых, план проверок составляется загодя к октябрю (соответственно, на 2014 год он уже сверстан).

«Во-вторых, мы проверять можем не объект (участок по адресу), а субъект (гражданина ФИО или такую-то организацию)», - пояснил он.

Общественные же активисты видят явно нелегальный забор и готовы об этом сигнализировать, но установить, кому он принадлежит, не могут, доступа к документам у них нет.

Координатор движения «Против захвата озер» Роман Ларин рассказал, как обнаружил, что на Угольном острове Сестрорецкого Разлива появились заборы. Его с семьей выгнали, когда они попытались причалить к общей территории.

По его данным, коттеджи здесь строят весьма известные люди, например, два бывших вице-губернатора Санкт-Петербурга (он назвал их с трибуны, но оговорился, что подтверждающих документов у него нет).

Кстати, на том же Разливе был обнаружен бесхозный теннисный корт. В районной администрации пояснили, что сейчас оформляют документы на этот объект — чтобы передать детской спортшколе. «Это хорошо, только туда дети не пройдут — дорога к нему перегорожена», - парируют градозащитники.

Дмитрий Гордо заявил, что территория Угольного острова сейчас проверяется его ведомством, райадминистрацией и прокуратурой.


Любопытно

Общедоступная полоса вдоль берега раньше официально называлась «бечевник». Когда-то бечевым путем суда за собой тащили бурлаки. Несмотря на явный реликтовый характер, термин «бечевник» официально оставался в российских законах до середины 90-х годов ХХ века.   

Увидели ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
 
Поделиться:  
Все новости