ТЕНДЕНЦИИ

Игорь Янукович: «Лифтовики должны быть услышаны»

   04 декабря 2017, 10:47
Пока вся строительная отрасль пытается спрогнозировать свое будущее в рамках модели проектного финансирования, подрядчики пожинают плоды последствий ужесточения 214‑ФЗ для бурно разросшейся в докризисные времена долевки.

Как в таких непростых условиях чувствует себя лифтовая отрасль, газете «Кто строит в Петербурге» рассказывает генеральный директор «МЛМ Нева трейд» Игорь Янукович.

– Раньше в массовом домостроении от лифтового оборудования требовалось только его наличие и рабочее состояние («чтобы был и работал»). Изменился ли подход к лифтам сегодня и насколько существенно?

– За последнее время повысились в первую очередь требования к безопасности лифтов. Сегодня законодатели и производители делают все, чтобы лифт был самым безопасным транспортом. А лифт так и называют – вертикальный транспорт. Новое лифтовое оборудование, которое устанавливается в современном жилом доме или используется в рамках замены по программе капитального ремонта, соответствует самым последним стандартам безопасности. Современный лифт – это несколько десятков электронных и механических систем безопасности.

– Степень безопасности лифтов как-то соотносится с сегментами жилья?

– Безопасность подъемного оборудования регулируется техническими регламентами и требованиями по безопасности, которые одинаковы для всех типов пассажирских и грузовых лифтов. Разница для сегментов элитного, бизнес- и эконом-жилья состоит порою исключительно в отделке внутреннего интерьера кабины лифта. Но даже произведенные в антивандальном исполнении лифты не защищены от противоправных действий и халатности пользователей. Наша компания, помимо поставок лифтового оборудования, осуществляет полный комплекс услуг, включая сервисное обслуживание. И зачастую наши специалисты вынуждены сталкиваться с примерами грубейшего отношения к лифтам, когда граждане в большинстве случаев, несмотря на то, что живут в многомиллионном мегаполисе, не знают правил пользования лифтом и даже не считают нужным их читать, хотя они и находятся в кабине лифта. Наши аварийные бригады, выезжающие на случаи застревания людей в лифте, часто фиксируют нарушение грузоподъемности вследствие превышения числа пассажиров. Жильцы наших домов могут втиснуться в лифт, рассчитанный на 4 человека, количеством в 12 человек. И когда лифт застревает, эта разъяренная толпа просто выламывает двери, не дожидаясь приезда аварийной службы.

– Для домов каких сегментов такие инциденты наиболее характерны?

– К сожалению, для всех. Не могу сказать, что жильцы элитного дома бережливее тех, кто живет в условном «муравейнике». А проблема мам с колясками вообще никак не сегментируется, она повсеместна, увы.

– В каких из перечисленных сегментов жилищного строительства «МЛМ Нева трейд» работает наиболее плотно и почему?

– Спектр поставляемого нами оборудования и оказываемых услуг очень широк, поэтому мы стараемся охватывать большинство сегментов жилья, включая такие узкие, как загородное домостроение. Это же относится и к объектам коммерческой недвижимости.

– Какие рынки сегодня наиболее привлекательны для компаний – поставщиков оборудования и механизмов для зданий и сооружений? Как вы оцениваете динамику развития и емкость жилищного строительства Петербурга и области?

– Самым емким рынком все-таки является сегмент массового строительства. Город и область били все рекорды по комплексному освоению территорий и вводу жилья. Сегодня все меняется ввиду общей экономической ситуации в целом и ужесточения законодательства в сфере долевого строительства в частности. Рынок массового жилья стремительно сжимается под натиском таких факторов, как повальные банкротства и уход компаний-застройщиков, долгострои, и как следствие, неплатежи. Для подрядных организаций масс-маркет стал рынком самых высоких рисков, где долги за поставку оборудования и выполненные работы копятся годами и исчисляются многими десятками миллионов рублей. Если раньше с подрядчиком можно было расплатиться жильем (хотя мы не сторонники таких механизмов), то сегодня это жилье зачастую уже некому достроить и ввести в эксплуатацию.

– Когда заказчик просит существенно удешевить свой проект, какие решения обычно вы предлагаете?

– Наши проектные решения максимально оптимизированы, двигаться в цене можно только при выборе стоимости оборудования. Удешевление проекта, хоть и привычное явление в нынешних реалиях, но больше относится к сектору доступного жилья, где демпинг достиг критического уровня. Профессиональные игроки рынка прекрасно знают, из чего складывается стоимость проекта. И когда появляется подрядчик с заниженной ценой, это сразу вызывает опасения и недоверие. За счет чего компания снижает цену там, где снижать уже некуда? Какие задачи ставит подрядчик на этом проекте – зайти на объект, получить аванс, а дальше хоть трава не расти? В такой ситуации девелопер или заказчик должен отдавать себе отчет, что при малейших проблемах придется привлекать нового подрядчика, выделять дополнительные бюджеты на достройку объекта. Экономия, сопряженная с такими рисками, в итоге может обернуться серьезными убытками.

– Бывают случаи, когда вы отказываетесь от проектов?

– У нас есть допустимый порог рентабельности, ниже которого мы не работаем. Но дело не только в прибыли. Мы всегда гарантируем качество работ и обслуживания. Кроме того, мы социально ответственная компания, которая постоянно инвестирует в развитие персонала и модернизацию бизнеса. Мы гордимся своими специалистами, поэтому обязаны обеспечить им достойные условия для жизни и работы.

– Недавно вас избрали региональным представителем Национального Лифтового Союза по СЗФО с формулировкой «в связи с необходимостью активного участия в формировании политики лифтовой отрасли Северо-Западного региона». Что на деле кроется за этой фразой? Какие вопросы вы будете решать и чего ждете от этого назначения?

– В нашей отрасли сложилась ситуация, при которой вопрос погашения долгов критически актуален. Я не знаю ни одной лифтовой компании в городе, которая бы не несла потери от проблем с задолженностью со стороны заказчиков. В крупных компаниях – это сотни миллионов рублей, в средних, подобных нашей, – десятки. Это вырванные из отрасли средства, которые можно было бы направить на развитие бизнеса и производства, обучение персонала, техническое переоснащение материальной базы и прочее. Для небольших компаний эти средства решающие, поэтому неплатежи заказчиков вынуждают их либо уходить с рынка, либо сливаться с более крупными игроками отрасли. От долгов страдаем, конечно, не только мы, но и ресурсные монополии. Но нас не слышат совсем. Поэтому будем прикладывать максимальные усилия к совместной с властями разработке механизмов защиты подрядчиков от недобросовестных и ненадежных девелоперов и управляющих компаний. Помимо долгов, нам необходимо решить проблему неравномерной нагрузки на лифтовые компании, когда все необходимые по различным регламентам работы проводятся исключительно с весны по осень. В итоге складывается ситуация, когда в зимний период вынужденно простаивают не только лифтовики, но и производители, а в третий и четвертый кварталы нам всем приходится работать на пределе своих возможностей. Хотелось бы большей предсказуемости и планомерности.

– Этот номер газеты выйдет к XV Съезду строителей. Если бы вы сейчас стояли на трибуне Съезда, что бы вы сказали коллегам по стройиндустрии города и области?

– В первую очередь поднял бы уже перечисленные вопросы, связанные с ненадежными застройщиками, с навязыванием бартера в расчете за выполненные работы. Хотелось бы добиться от девелоперов и застройщиков понимания и уважительного отношения ко всем подрядчикам, которые трудятся на их объектах, и чтобы это было выражено в своевременных оплатах за выполненные объемы работ. Мы все в одной производственной цепочке, от которой зависит успешность проекта в целом. И давайте не будем забывать об этом.


Наталья Кузнецова
Поделиться: